Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:46 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Этот разговор дался мне очень нелегко. Я был потрясен. Хотя миллион раз сталкивался с таким, но каждый раз подобные разговоры выбивают меня из колеи.
Мужчина рассказывает мне о женщине, своей знакомой. Она попала в автокатастрофу. В одночасье жизнь ее разбилась вдребезги. Она почти все время испытывает боль, ноги ее парализованы, со многими надеждами пришлось расстаться. Он рассказывает, какой глупой, бестолковой она была до случившегося с ней несчастья. Но, говорит он, после аварии в ее жизни произошли перемены к лучшему. И сейчас она живет просто прекрасно. И наконец он произносит эти слова. Слова, которые можно приравнять к эмоциональному, духовному, психологическому насилию. Он говорит: «Не бывает ничего случайного. Это должно было с ней произойти. Для ее же духовного, личностного роста».

Какая же это редкостная, гнусная чушь. И это – совершеннейшая неправда.

Я столько лет работаю с людьми, переживающими горе, и не перестаю поражаться – насколько же живучи все эти мифы. Пошлые, избитые, пустые фразы, маскирующиеся под некую «житейскую мудрость». Именно эти мифы не позволят нам делать то единственное, что нам необходимо, когда наша жизнь вдруг переворачивается вверх дном: позволить себе горевать. Вы знаете все эти фразы. Вы их слышали бессчетное количество раз. Вы, возможно, и сами их говорили. И все эти мифы хорошо бы уничтожить. И я говорю вам совершенно прямо: если в вашей жизни произошла беда, и кто-то вам в той или иной форме говорит что-то вроде: «так должно было произойти», «ничего случайного не бывает», «это сделает тебя лучше», «что ж, это твоя жизнь, и ты за все происходящее в ней ответствен, и ты в состоянии все исправить», – у вас есть полное право выгнать такого советчика из своей жизни вон.

Горе – это всегда очень больно. Горе – это не только тогда, когда кто-то умирает. Когда люди расстаются – это тоже горе. Когда рушатся перспективы, когда умирает мечта – это горе. Когда обрушивается болезнь – горе. И я без конца повторяю и повторяю слова, которые так сильны и честны, что способны сбить спесь с каждого осла, обесценивающего горе: В жизни случается много такого, чего исправить нельзя. С этим приходится просто жить. Это сказала моя подруга Меган Дивайн, одна из тех немногих, кто пишет на темы утраты и эмоциональных потрясений так, что я подписался бы под ее словами. Эти слова воспринимаются так болезненно и остро потому, что они бьют прямо в цель: в нашу пошлую, жалкую, низкосортную культуру с ее мифами о человеческом горе. Потерю ребенка не исправишь. И диагноз тяжелой болезни – не исправишь. И предательство того, кому ты доверял больше всего на свете – тоже не исправить. С такими утратами нужно жить, нести этот крест. Хотя эмоциональные потрясения и могут послужить толчком для духовного роста – но не всегда же так бывает. Такова реальность – часто она просто разрушает жизни. И все. И беда как раз в том, что так происходит именно потому, что мы вместо того, чтобы горевать вместе с человеком – даем ему советы. Отделываемся общими фразами. Не находимся рядом с тем, кого постигло горе.

Я живу сейчас очень необычной жизнью. Я выстроил ее совершенно особенным образом. И я не шучу, когда говорю, что перенесенные мной утраты сами по себе не сделали меня лучше. Во многих отношениях они меня, скорее, ожесточили. С одной стороны, те несчастья и утраты, которые я перенес, сделали меня очень чутким к боли других. С другой – они же сделали меня более замкнутым и скрытным. Я стал циничнее. Я стал жестче относиться к тем, кто не понимает, что утраты делают с людьми. Но самое главное – я перестал мучиться комплексом «вины выжившего», преследовавшим меня всю жизнь. Этот комплекс породил и мою скрытность, и замкнутость, и уязвимость, и постоянный самосаботаж. От моей боли никогда не избавиться, но я научился использовать ее во благо – при работе с другими. Для меня большая радость – то, что я могу быть полезным людям в беде. Но сказать, что все те утраты, которые я пережил, должны были произойти, чтобы мои способности полнее раскрылись – значило бы растоптать память о тех, кого я потерял, память о тех, кто страдал напрасно, о тех, кто столкнулся с теми же испытаниями, что и я в молодости, но не выдержал их. И я не собираюсь этого говорить. Я не собираюсь выстраивать некие бредовые конструкции, подгонять жизнь под привычные нам лекала. Я не собираюсь высокомерно заявлять, что Господь даровал мне жизнь – мне, а не другим – чтобы я мог делать то, чем я занимаюсь теперь. И уж точно я не собираюсь делать вид, что я смог справиться со своими потерями, потому что был достаточно силен, что я «стал успешным», потому что «взял ответственность за свою жизнь на себя».

Сколько же придумано пошлейших банальностей вроде этого «взять ответственность за свою жизнь на себя»! И все это – такая, по большей части, чушь… Люди говорят все это другим, когда не хотят этих других понять. Потому что понять – это гораздо сложнее, затратнее, чем дать установку вроде «стань ответственным за свою жизнь». Ведь «личная ответственность» подразумевает, что есть то, за что быть ответственным. Но вы не можете быть ответственным за то, что вас изнасиловали или за то, что вы потеряли ребенка. Вы ответственны за то, как теперь жить в этом кошмаре, с которым вы столкнулись. Но вы не выбирали – пускать ли горе в свою жизнь. Мы не всемогущи. Когда наша жизнь превращается в ад, когда он врывается в нее – мы не можем избежать скорби. И поэтому все эти расхожие фразы, все эти «установки» и «методы решения проблем» так опасны: отделываясь ими от тех, кого мы, как говорим, любим, мы тем самым отрицаем их право на скорбь, на горевание. Мы отрицаем их право быть человеком. Этими фразами мы сковываем их именно тогда, когда они наиболее слабы, уязвимы, когда они в полном отчаянии.
На это никто – никто! – не имеет права.

И парадокс состоит в том, что на самом деле то единственное, за что мы ответственны, когда у нас случается беда – это за горевание, за проживание своего горя.
Так что, если кто-то говорит вам что-то из серии «Приди в себя», или «Нужно жить дальше», или «Ты сможешь все преодолеть» – отпустите такого человека из своей жизни. Если кто-то избегает вас, когда у вас случилась беда, или делает вид, что никакой беды и не произошло, или вообще исчезает из вашей жизни – отпустите его. Если кто-то говорит вам: «Не все потеряно. Значит, так должно было случиться. Ты станешь сильнее, пережив эту беду» – отпустите его. Позвольте повторить: все эти словеса – бред, чушь, ложь, полная ерунда. И вы не отвечаете за тех, кто пытается вам их «скормить». Пусть они уходят из вашей жизни. Отпустите их. Я не говорю, что вы должны это сделать. Вам решать, и только вам. Это крайне нелегкое решение, и принимать его надо очень осторожно. Но я хотел бы, чтобы вы знали – у вас есть на это право.

Я много горя перенес в жизни. Меня переполняли стыд и ненависть к себе – настолько сильные, что эти чувства почти убили меня. Но были и те, кто мне в моем горе помогал. Их было мало, но они были. Просто были рядом. Молча. И я жив сейчас потому, что тогда они выбрали любить меня. Их любовь выражалась в том, что они молчали, когда было надо молчать. Они были готовы разделить со мной мои страдания. Они были готовы пройти через тот же дискомфорт и надлом, которые испытывал я. На неделю, на час, пусть даже на несколько минут – но они были готовы. Большинство людей и понятия не имеет, насколько это важно.
Есть ли способы «исцеления», когда «жизнь сломалась»? Да. Может ли человек пройти ад, опираясь на них. Может. Но ничего этого не произойдет, если не дать человеку отгоревать, прогоревать. Потому что не скорбь сама по себе – самое сложное. Самое сложное – впереди. Это и выбор, как жить дальше. Как жить с утратой. Как заново сложить мир и себя самого из осколков. Все это будет – но после того, как человек отгорюет. И не бывает по-другому. Горе вплетено в ткань человеческого существования. Но наша культура трактует горе как проблему, которую нужно решить или как болезнь, которую нужно вылечить – или в обоих смыслах. И мы сделали все, чтобы можно было избежать, игнорировать горе. И в итоге, когда человек сталкивается в собственной своей жизни с трагедией, он обнаруживает, что вокруг людей-то и нет – одни банальные «утешительные» пошлости.

Что предложить взамен?

Когда человек опустошен горем, последнее, в чем он нуждается – это советы. У него вдребезги разбился весь его мир. И для него пригласить кого-то в этот разрушившийся мир – огромный риск. Если вы попробуете в нем что-то «починить», исправить, или рационализировать его горе, или смыть его боль – вы только усилите тот кошмар, в котором человек сейчас живет. Самое лучшее, что можно сделать – признать его боль. То есть в буквальном смысле сказать: «Я вижу твою боль, я признаю твою боль. И я с тобой». Заметьте – я говорю – «с тобой», а не «для тебя». «Для тебя» – значит, вы собираетесь что-то сделать. Не надо. Просто будьте рядом с дорогим вам человеком, разделите его страдания, выслушайте его. Нет ничего сильнее по силе воздействия, чем просто признать всю чудовищность горя человека. И чтобы это сделать, вам не нужны какие-то особые навыки или знания. Это требует только готовности быть рядом с раненой душой и оставаться рядом – столько, сколько нужно. Быть рядом. Просто быть рядом. Не уходить, когда вам неудобно, дискомфортно или когда вроде бы вы ничего не можете сделать. Как раз наоборот – когда вам дискомфортно и когда кажется, что вы ничего не можете сделать – тогда вы и должны быть рядом. Потому что именно в этом кошмаре, в который мы так редко отваживаемся заглянуть – там начинается исцеление. Исцеление начинается, когда рядом с человеком горюющим есть другой человек, который хочет пережить с ним этот кошмар. Каждый скорбящий на земле нуждается в таком спутнике. Поэтому я умоляю, я очень прошу вас – станьте для кого-то в горе таким человеком. Вы нужны больше, чем можете себе представить. И когда вам в беде потребуется такой человек рядом – вы его найдете. Я вам это обещаю. А остальные…что ж, пусть уходят. Отпустите их.

©Тим Лоуренс

@темы: Материалы и статьи

URL
Комментарии
2017-08-01 в 13:10 

Noelheart
дед inside
Хороший пост.

2017-08-01 в 16:14 

Колибри-Я
Нет ничего невозможного, проблема лишь в том, охренел ли ты до нужной степени. (с)
Не могу не согласиться!
И, прошу разрешения утащить пост к себе.
могу закрыть под ПЧ, или вообще закрыть, оставив для себя

2017-08-01 в 16:28 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Колибри-Я, тащите, конечно. )) Закрывать не обязательно, автор текста ведь не я. Мне прислал его друг, а я просто выложил у себя. Так что вы можете делать с ним что угодно.

URL
2017-08-03 в 01:16 

:?
Очень интересный текст. Прошу прощения - проходил мимо с дайрибеста - но не могу не задать вопрос. Что делать тем, рядом с кем находятся такие сломленные люди, со своей болью? Ведь видеть того, кого любишь, в таком состоянии, больно само по себе. Действительно можно (нужно?) пересилить себя и "не уходить в дискомфорте" от человека, который дорог. Но куда при этом девать боль свою, если нельзя совершать действия "для", а бессилие её только усугубляет?
Не сочтите за эгоизм. Я согласен с автором, что боль нельзя отрицать. И всё же, вопрос важный.

2017-08-03 в 02:00 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
:?, я по себе знаю очень хорошо, как это – когда твой друг или родной страдает, а ты наблюдаешь за ним, всем сердцем ему соболезнуя и мучаясь из-за того, что ему плохо. И я со своей болью не справлялся большую часть времени. Мне помогает саморефлексия, анализ того, что я чувствую в связи с состоянием друга и почему я это чувствую, размышления о том, как вести себя этичнее, тактичнее. И ещё мне помогают спокойные разговоры с третьим человеком, не имеющим отношения к ситуации. По сути, то же размышление и анализ, но в диалоге. Но тут важно, чтобы этот человек был достаточно мудр и терпелив.

Вообще этот вопрос довольно глубоко освещается в книге Кена Уилбера "Благодать и стойкость". Супруга Кена была тяжело больна раком, и он не мог не страдать, наблюдая за ней, и ему также было тяжело и часто одиноко. Вот что он пишет:

"И вот здесь человек, ухаживающий за больным, натыкается на вторую из упомянутых мною психологических трудностей — социальную. Как только ты решил, что должен об этом поговорить, возникает проблема: с кем? Тот, кого ты любишь, возможно, не самый лучший собеседник в разговоре о некоторых твоих проблемах — просто потому что часто он сам и есть твоя проблема: он взвалил на тебя тяжелый груз, но, несмотря на это, тебе не хочется, чтобы он чувствовал вину перед тобой, не хочется вываливать все это на него, как бы порой ты ни был зол из-за того, что он болен.
<...>
как выразилась Вики Уэллс: «Хроники никому не интересны». Она имела в виду следующее. Я прихожу к тебе со своей проблемой, мне надо поговорить, мне нужен совет, мне нужно, чтобы меня утешили. Мы разговариваем, ты мне очень здорово помогаешь, ты относишься ко мне с добротой и пониманием. Я чувствую себя лучше, а ты чувствуешь себя полезным. Но на другой день у того, кого я люблю, по-прежнему рак; в целом ситуация нисколько не улучшилась, а может быть, стала еще хуже. И мне на душе вовсе не хорошо. Я сталкиваюсь с тобой. Ты спрашиваешь у меня, как дела. Если я говорю правду, то отвечаю: отвратительно. И мы начинаем разговаривать. Ты снова очень помогаешь мне, снова относишься с добротой и пониманием, и мне уже легче… пока не наступает новый день, когда у нее по-прежнему рак и ничего не поменялось к лучшему. Проходит день за днем, но ситуацию в целом никак нельзя изменить (врачи делают все, что в их силах, но тем не менее она может умереть). Так, день за днем ты чувствуешь себя чертовски паршиво, и ничто не меняется. И вот рано или поздно ты обнаруживаешь, что чуть ли не все, кто не сталкивался с такой же ситуацией, начинают скучать или раздражаться, если ты заводишь об этом разговор. Все, кроме самых преданных друзей, начинают потихоньку обходить тебя стороной, ведь слово «рак» постоянно висит на горизонте черной тучей, которая готова излиться дождем на любое торжество. Ты превращаешься в какого-то хронического нытика, но никто не хочет слушать твое нытье; люди устали выслушивать одно и то же. «Хроники никому не интересны».
Так люди, ухаживающие за больными, наконец понимают, что их собственные проблемы размножились, а социальные способы их разрешения не срабатывают. Они начинают чувствовать себя абсолютно одинокими и брошенными. И в этот момент они либо сбегают, либо психологически ломаются, либо становятся алкоголиками, либо прибегают к помощи профессионалов..."

"Вот в чем странность: чтобы уметь более-менее хорошо поддерживать больного, надо быть для него прежде всего губкой в эмоциональном смысле. Большинство считает, что их задача — в том, чтобы советовать, помогать своим любимым справляться с проблемами, приносить пользу, оказывать помощь, готовить обед, возить их на машине и так далее. Но все эти дела отходят на задний план рядом с основной задачей — задачей быть эмоциональной губкой. Любимый человек, столкнувшийся с болезнью, возможно смертельной, бывает переполнен сильными эмоциями, страхом, ужасом, гневом, истерикой, болью. А твоя работа — в том, чтобы держать любимого человека за руку, быть рядом с ним и просто впитывать в себя столько этих эмоций, сколько сможешь. Тебе необязательно разговаривать, необязательно говорить какие-то слова (нет таких слов, которые реально помогут), тебе не надо давать советов (они все равно будут бесполезны), тебе не надо ничего делать. Просто надо быть рядом и дышать его болью, его страхом, его страданиями. Работать губкой".

Я думаю, слово "рак" тут можно заменить на "депрессию" или иную проблему, суть от этого не изменится.
И знаете, порой мы все бываем до крайности неэтичны и откровенно грубы, даже когда от всего сердца хотим помочь или сочувствуем. Мы люди, нам свойственно испытывать различные чувства. И гнев, и раздражение, и даже ненависть. Потому что это действительно тяжело – видеть чужие страдания, боль, безысходность, всё это. Я думаю, тут главное – постараться не забывать о том, для чего, ради чего и ради кого мы делаем это. То есть, не забывать о любви. Даже сердясь, даже выходя из себя.

URL
2017-08-03 в 02:17 

:?
Спасибо за ответ.

2017-08-03 в 02:34 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
:?, рад стараться. )

URL
2017-08-08 в 07:47 

Diary best
Искатель @сокровищ
Ваш пост добавлен в Diary best.

2017-08-08 в 18:57 

MagdaM
Когда делаешь то, что любишь - это свобода; когда любишь то, что делаешь - это счастье...
А. Кришан, "Вот в чем странность: чтобы уметь более-менее хорошо поддерживать больного, надо быть для него прежде всего губкой в эмоциональном смысле. Большинство считает, что их задача — в том, чтобы советовать, помогать своим любимым справляться с проблемами, приносить пользу, оказывать помощь, готовить обед, возить их на машине и так далее. Но все эти дела отходят на задний план рядом с основной задачей — задачей быть эмоциональной губкой. Любимый человек, столкнувшийся с болезнью, возможно смертельной, бывает переполнен сильными эмоциями, страхом, ужасом, гневом, истерикой, болью. А твоя работа — в том, чтобы держать любимого человека за руку, быть рядом с ним и просто впитывать в себя столько этих эмоций, сколько сможешь.
На мой взгляд, это прямой путь к выгоранию. Впитываешь чужие эмоции, но справится с ними невозможно, они чужие. когда ты переживаешь ЗА кого-то это ломает гораздо круче, чем если ситуация случилась с тобой. Энергия от эмоций есть, слить ее в действия невозможно. Зато можно слить в чужие уши, но тогда этот процесс бесконечен, помогает только ситуативно, а дальше то, что вы описали как "хроники никому не интересны". Эмоциональное донорство и площадку для слива можно получать только некоторое время. Потом этот ресурс у большинства кончается и это адекватная здоровая реакция.
К тому же не стоит недооценивать действия по готовке обеда, подвозке на машине и прочее наведение чистоты и порядка в пространстве. Да, депрессию и горе это не излечит, но в чистой квартире, когда при необходимости есть возможность полноценно поесть, восстановление при прочих равных идет быстрее, чем в загаженой квартире с холодильником, в котором только мышь на веревочке.
Но самое важное в психологическом смысле, на мой взгляд, когда находишься с человеком в горе, это как раз внутри поддерживать собственное равновесие. Понимание ценности жизни. Важно оставаться источником тепла. Не навязчивого оптимизма, а просто тепла. Чтобы если человеку нужно, он мог бы этим напитаться. В горе своего тепла у многих почти нет. Потому чтобы выйти из горя нужно чтобы было, куда идти.

2017-08-08 в 19:02 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Впитываешь чужие эмоции, но справится с ними невозможно
Думаю, это индивидуально. К тому же, нужно изначально трезво оценивать себя и свою моральную стойкость, зрелость. Кен к тому же пишет о пользе терапевта и терапевтических групп - не для болеющего, а для его партнёра, того, кто поддерживает.
К тому же не стоит недооценивать действия по готовке обеда, подвозке на машине и прочее наведение чистоты и порядка в пространстве.
Безусловно. ))
Но самое важное в психологическом смысле, на мой взгляд, когда находишься с человеком в горе, это как раз внутри поддерживать собственное равновесие.
Опять же - для этого надо понимать изначально, сможешь ты справиться с ситуацией или нет.

URL
2017-08-08 в 21:24 

спасибо вам за пост, мне сейчас очень нужно

URL
2017-08-08 в 21:34 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Гость, рад оказаться полезным. )

URL
   

Word for word

главная