Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Помянули дедушку. Уже сорок дней прошло. Сегодня (уже вчера) я впервые за всё это время побывал на его могиле. Он похоронен рядом с родителями – дедушкой Колей и бабушкой Валей. Крест очень аккуратный, и венок ему подписали от имени нас с партнёром. Год спустя поставим памятник.
Какие-то вандалы подожгли фотографию на памятнике дедушки Коли. От неё ничего не осталось, как и от его имени. Только голый кусок гранита. Во время обстрелов надгробия бабушки и дедушки упали, мама с Геной кое-как выправили их, подперев кирпичами и камнями. Кладбище чудовищно разрослось, забирает всё больше и больше земли, мёртвых хоронят уже даже на дорожках. Чёткой границы у него больше нет. Сорная трава с осевших, позабытых могил переплетается с травой из балки. Неопрятный погост незаметно для посторонних глаз перетекает в лог, куда ходить небезопасно. Я смотрю на бесчисленные могилы и почему-то думаю о гробах, всплывающих в Донецком море во время паводков, и спрашиваю себя: насколько глубоки эти могилы? Несчастные мертвецы лежат в тесноте, прижавшись друг к другу, и наступит время, когда хоронить станет негде. А есть ли ещё более старые кости? Лежащие ещё глубже. Этому кладбищу много лет.
Чтобы попасть сюда, нужно лишь пройти в конец нашего огорода. Кресты с могил видны из окон нашего дома. Мы живём рядом с мёртвыми. Их город бок о бок с нашим.
А там, около дедушки, есть места и для нас.

@темы: Семья