Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Вчера были на даче. Я отвёз туда некоторые книги и старые учебники. Нужно будет однажды поехать туда прямо с утра и составить каталог книг нашей домашней библиотеки. Я сам не знаю, какие книги у нас есть. Надо их все пересмотреть и перебрать, подумать, что оставить, а от чего избавиться, протереть их от пыли. Многим требуется ремонт, но я не умею реставрировать книги. Мой максимум – подклеить корешок. Нужен мастер-переплётчик... Но это не срочно, не сейчас.
Я так и не сумел войти в комнату дедушки. И на кладбище тоже не сходил. Дядя Гена мельтешил в огороде, полол сорняки, а мне всё мерещилось, что это дед. Когда уезжали домой, я не мог смотреть на одинокую бабушкину фигурку, машущую нам на прощание рукой. Бабушка очень тоскует по деду. Они прожили вместе всю жизнь. Он сделал ей столько подлостей, но она всё равно любила его, и сейчас ей нестерпимо одиноко. Она выставила в гостиной его большой портрет. Их совместные фотографии смотрят со стен. Они, молодые, держат на руках маму и Наташу. Потом они, постаревшие, но улыбающиеся всё так же широко, обнимают меня и сестру Катю. Фотография, где у дедушки смешные глупые усы. Фотография, где у бабушки на голове венок из кленовых листьев. Я услышал случайно, как бабушка разговаривает с дедушкиным портретом. "Дедулечка... Володечка, зайчик мой".
Дедушкина кошка сбежала во время похорон, но вернулась через три дня. Сейчас у неё новорожденный котёнок, он уже открыл глазки и шипит на всех, кто подходит его погладить. Верит, что страшный.

@темы: Заметки на полях, Семья