Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Не могу поверить, что пишу это всерьёз, но... Меня не взяли работать санитаром. %) Ты моешь задницы больным людям, разносишь еду, возишь на каталке пожилых людей, меняешь бельё на кроватях, моешь палаты, дезинфицируешь унитазы, вот это вот всё. Работаешь каждый день с восьми тридцати до пяти и получаешь за это четырнадцать тысяч. И что бы вы думали? Это слишком важная должность для человека без российского гражданства. Я не могу быть санитаром.
Мне кажется, я чего-то не понимаю. Во взрослом мире так много серьёзных правил, придуманных серьёзными людьми. И они мне абсолютно чужды.
Что толку от настоящей и официальной трудоустроенности моего партнёра, если ему по полгода не платят зарплату, если целый месяц он сидел в неоплачиваемом отпуске и теперь его опять отправили в отпуск? Нас трое плюс кошка, и мы живём на двадцать тысяч. Одиннадцать из которых отдаём за съём комнаты в общежитии. Ещё пятьсот - интернет. Электроэнергия отдельно. И мы не то чтобы умирали от голода или ходили в рванье. И живём не в коробке из-под холодильника. За свои деньги это хорошее жильё, пусть нас и наёбывают понемногу на электроэнергии. Но хватает нам только на еду. Я не могу пойти и починить ноющие зубы, потому что это дорого. Я болен, но не могу лечиться, потому что это дорого. Я перестал ходить к психиатру, потому что лекарства мне не по карману. Я очень хотел бы, чтобы мой партнёр ходил в бассейн, но позволить себе это мы не можем.
Я вырос в семье, которая всегда могла заработать на хлеб. Сколько помню, моя мать всегда работала. Не только в больнице, но и дома, когда к ней приходили женщины с проблемными грудями, с проблемными детьми, и моя мать помогала им. Моя тётя работала массажистом - это не то занятие, во время которого можно насвистывать песенки. Постоянная вереница людей, входящих в наш дом и покидающих его. Клиенты, клиенты, клиенты, дети, плач, груднички, груди, женщины. Когда мне исполнилось шестнадцать, люди стали приходить и ко мне. Моя комната была проходным двором, я, ребёнок, пытался обучить азам иностранного языка ещё более маленьких детей, пока моя младшая сестра возилась с куклами барби на ковре. Даже моя пожилая бабушка и дед пахали - в буквальном смысле - на даче, выращивая овощи на огороде. Потом часть из них бабушка продавала на базаре. Она держала кур, которых рубал дед, и на семейных праздниках она никогда не ела курятину, потому что растила птиц с цыплячьего возраста сама, они ели с её рук. Работа, работа, постоянный тяжёлый труд.
И что? Посмотрите на меня, мне двадцать пять без малого лет, и я иждивенец, которму не дают работу санитара, чёрт подери. Я перекати-поле, оторванный от корней, к которым стремлюсь всем своим существом, в моём городе война, мой народ хочет убить меня - мой народ, моя страна говорит мне, что я не имею права существовать. Мой дед умирает, я болен непонятной болезнью, которая причиняет мне постоянные физические страдания, у всех членов моей семьи начальная стадия диабета, моя мать работает на двух работах, в то время как с неба валятся снаряды, в будущем меня ждёт работа, которую я ненавижу, и шанс получить желанную специальность стремится к отрицательному значению. Вот моя жизнь, чёрт возьми. У меня нет будущего. Ни у кого из нас нет будущего. Не будет ничего хорошего, радостного, светлого. Никогда. Это замкнутый круг. Плоский круг, вот что. Плоский круг.

@темы: Люди вокруг меня, Семья