Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Семья (список заголовков)
00:08 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Больше всего деморализует эта позиция: "Как же так, ты не собираешься работать по специальности? Мы что, получается, зря за тебя платили?!"
Выходит, что так. Да, в своём время я был расстроен тем, что не прошёл на бюджет, но я не просил семью оплачивать мою учёбу. Более того: я сказал, что попробую поступить через год. Но мама заявила, что-де её ребёнок будет учиться. И ребёнок учился. Я на первом же курсе понял, что мне не нравится учиться там. И мои преподаватели тоже это поняли. Этого не поняли и не приняли только мои родные. Я "учился" через себя, из-под палки, с отвращением. Тянул все эти годы на чистом чувстве долга и вины. И что теперь? Я могу использовать диплом в качестве подставки под горячую чашку. У меня есть какие-то жалкие крохи знаний, которых с грехом пополам хватает на работу. Я могу работать по специальности. Но мне будет плохо, я буду в постоянном стрессе, в нескончаемой тревоге. Буду несчастным. Но я не хочу быть несчастным. И не хочу работать на нелюбимой работе только из-за чувства вины. Может, это делает меня неблагодарным и плохим, может, это обесценивает те жертвы, на которые моя семья пошла ради моего образования... Только мне уже всё равно.

@темы: Заметки на полях, Семья

10:30 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Мне снова приснился сон о смерти. На этот раз – будто моя мама умерла. Во сне это произошло утром. Мы проснулись, а мама – нет. Но я видел что-то вроде её... призрака. Как бы отпечаток сознания, который должен был вскоре растаять. И я обнимал этот призрачный отголосок моей матери и плакал, а потом подумал о какой-то моей полуреаловой знакомой, и меня посетила ужасная в своём эгоизме мысль: почему её мама, которую она ненавидит и с которой не общается уже несколько лет, жива, а моя, любимая, умерла?! И ещё думал: надо же, как странно и глупо. Я оставляю в дневнике эти записи о смерти моей семьи одну за другой, прямо как девочка Таня, которая в конце осталась совсем одна, и эта мысль поразила меня, как громы и молнии, потому что я понял, что очень скоро и мне суждено остаться в одиночестве. Потом словно бы прошло уже какое-то время, я сидел вот так же, как сейчас, и писал в своём дневнике, что мамы больше нет. И тут проснулся, весь в слезах, и начал рыдать.
А потом услышал мамин голос в кухне. Подскочил и помчался туда, а там мама поила чаем Гену. Кинулся к ней, обнял. Таким облегчением было понимать, что она тут, со мной. Я долго не мог успокоиться, всё плакал и плакал.

Мне не хочется переживать такое даже во сне. Это слишком большое испытание. Я так боюсь потерять кого-то ещё, да и со смертью деда так и не смирился. До сих пор не смирился. Осознание его смерти порой накатывает, как большая волна, неся с собой чудовищную боль и чувство утраты. Уже несколько месяцев прошло, а я всё ещё не могу принять того, что больше никогда не услышу его смех, никогда его не обниму. В последний раз я видел его почти за год до смерти, и увидеть ещё раз так и не успел, и я никогда не перестану об этом сожалеть.

Пусть моё сокровище остаётся со мной. Моя шумная, вредная, надоедливая семья, которую я люблю больше всего в мире, больше всего мира.

@темы: Сновидения, Семья

URL
12:53 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Младшая сестра поступила на бюджет на мед-проф в Архангельске. В педиатрию идти не захотела, хотя тоже проходила, чем я несколько разочарован, конечно. Очень надеялся, что она поступит в Ростове, и мы станем ближе друг к другу... Но там слишком большой конкурс. Тем не менее, я рад, что она вообще сумела поступить. На это способен не каждый. Я уверен, что её учёба в университете будет успешной, ведь она, помимо того, что умная, ещё и очень упорная, целеустремлённая и усидчивая.
Я очень, очень по ней скучаю.

@темы: Заметки на полях, Семья

23:34 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Приснилось в Таганроге:
У меня есть маленький сын лет четырёх, темноволосый и кудрявый, кареглазый – уменьшенная копия меня, и я ношу под сердцем второго ребёнка. Жаркий, душный летний день. Мы идём втроём – я, мой партнёр и ребёнок – по окупированному городу. Битое стекло, бетонные заборы, обнесённые колючей проволокой, раскуроченный асфальт и сгоревшие, чёрные скелеты деревьев. Как после жестокой войны. Повсюду снуют солдаты, злобные, как цепные псы. Мы для них – второй сорт. И так уже давно, чувствую я во сне. Для нас такое положение дел стало нормой. Они – победители, а мы – побеждённые, у нас нет никаких прав.
А мальчик бежит впереди по дорожке. Я окликаю его, зову его: "Сынок!", но он бежит, оглядываясь порой, словно приглашая меня догнать его, словно ждёт, что я тоже рассмеюсь и поддержу игру. Он всё бежит и оглядывается на меня, я вижу его улыбающееся лицо. Но солдат вдруг вырастает перед ним, словно выскочив из-под земли, и мой сын на всём ходу врезается в его длинные ноги. Я понимаю, что его этот инцидент вывел из себя, хотя он не показывает виду. Разглядывает ребёнка со смесью брезгливости и раздражения. Я спешу к нему, пытаюсь извиниться, но он лишь бесстрастно велит мне назвать наши имена. И говорит, что сейчас нас расстреляют. У него такой сильный иностранный акцент, что его речь больше напоминает хриплый лай. В каком-то ледяном отупении я наблюдаю, как он проверяет наши документы, вносит фамилии в расстрельный список. Очень спокойно, буднично. Я, жалко улыбаясь, спрашиваю его – может, вы передумаете? Но он даже не обращает внимания на меня. И вот ребёнка ставят у стены, солдат вскидывает автомат, прицеливается. Я осознаю, что сейчас произойдёт. Протягиваю вперёд, к сыну, руку, издав какой-то странный придушенный звук, какое-то блеяние. Но солдат нажимает на спусковой крючок, и ребёнка прошивает автоматная очередь. Он не издаёт ни звука, падает молча. Я вижу, как мой партнёр закрывает руками лицо в отчаянии и тоске. Затем расстреливают и его, и это не занимает и минуты. Я в шоке и горе делаю несколько неверных шагов по узкой тропке около расстрельной стены, мычу, осознав, что только что потерял семью, вот так вот, глупо и по-дурацки, по чужой злой прихоти, в единый миг, утратил ребёнка, утратил мужа. Только что они были – и вот их нет. И я снова мычу, как животное, и заламываю руки. Их больше нет. Навсегда.
Я проснулся с этой мыслью, задыхаясь, с сердцем, бьющимся где-то в горле. Сон был чёткий, такой настоящий. Я чувствовал запах пыльного песка под ногами, ощущал омерзительно-горячий ветер на лице, слышал запах крови и то, с каким звуком пули вылетают из автоматного дула. Поняв, что всё это мне лишь приснилось, поняв, что лежу в постели, а партнёр, живой и невредимый, с безопасности спит рядом, я испытал такое ни с чем не сравнимое облегчение, что заболело в груди.
Этот кошмар, это леденящее чувство непоправимой утраты... Вряд ли я это однажды забуду. Мой самый страшный сон.

@темы: Сновидения, Семья

19:44 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Поехали сегодня на дачу собирать абрикосы и по пути заглянули в церковь, чтобы заказать сорокоуст по бабушке Нине. Я не заходил внутрь, оставшись ждать партнёра и Наташу в машине. Не люблю церкви и их навязчивую сусальную помпезность. Так что я слушал радио и наблюдал за ссорой двух ворон. А потом ударил колокол, и вороны разлетелись. В течении трёх следующих минут я слушал колокольный звон и ни о чём не думал. Наверное, это единственное в религии, что я отчаянно люблю и всегда любил. Этот звон напомнил мне тот вечер в Питере, когда мы с Диной вышли к Казанскому собору и пошли вдоль колоннады, а потом зазвонили колокола. И мы стояли там, пока не смолк последний звук и не стихло эхо, плывущее над проспектом.

@темы: Семья, Заметки на полях, Бро

13:34 

lock Доступ к записи ограничен

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:02 

lock Доступ к записи ограничен

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
05:00 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Я чищу зубы, нагнувшись над ванной, старой, облупленной, с облезлой эмалью на дне, потом смотрю в зеркало – и там я, тоже какой-то облезлый и облупленный. Ставлю щётку в стакан, слышу гулкий и низкий, как туба, голос дяди Гены, слышу, как мама смеётся, говорит ему ласково: "Мой ты дорогой". Партнёр перешучивается о чём-то с Наташей и тоже смеётся. Колоссальная нежность, как гигантская волна, накрывает меня с головой. Вот моя семья. Мы все вместе, и мы дома. Сидим вечерами за одним столом, едим овощи, выращенные руками бабушки, выращенные с мыслями о нас. Я в кругу родных, любящих людей, готовых ради меня на всё, знающих, что я готов ради них на всё. Позже ко мне пришла надежда, неуверенная, робкая, но светлая, что может быть всё наладится, так или иначе, и всё-таки будет хорошо. Может быть.

@темы: Семья

22:15 

lock Доступ к записи ограничен

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:58 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Встретиться в Киеве с Инспектором было таким счастьем. Стоило только обнять его, как я забыл все неприятности и заботы. Всё стало сразу же таким не важным и пустяковым - и то, что мы, потерявшись на разных концах площади, не сразу друг друга отыскали, и то, что царила ужасная духота, и что мы оба устали с дороги. Я мог бы простоять, обнимая его, весь день, но вместо этого мы пошли бродить по Киеву. Мы заглянули в книжный, в парке Шевченко посидели на скамейке и набрали воды из колонки, пошатались по ЦУМу, прокатились на метро над Днепром и, добравшись до гидропарка, пошли мочить ноги в мутной речной воде. И будто бы вечность сидели на прибрежном песке, глядя, как маленькие волны перекатываются через камни, заросшие травой. Мы ели чёрное мороженое, обедали в столовой, рассматривали улицы, дома, людей. Набрели на какой-то живописный проулок с кучей магазинов и ателье, нашли там скульптуру и не смогли уйти, не сфоткавшись с ней рядом. Когда пошёл дождь, мы прятались, а потом, всё же промокнув, шагали прямо по лужам, потому что обойти их не было никакой возможности.
Меня давно уже не обнимали так ласково и так часто, не целовали просто так, от дружеских чувств. Инспектор очень нежный. Очень заботливый. Я ехал в вагоне метро, прильнув к его плечу, и чувствовал, как сидящие напротив люди таращатся, и мне было плевать, потому что скоро мы должны были попрощаться. Разрыдался прямо на станции, и чем ласковее мой друг пытался меня успокоить, тем хуже мне становилось. Мы с ним знакомы столько лет, не однажды пытались встретиться, и всякий раз судьба вносила свои коррективы в наши планы. И вот мы, наконец, увиделись, провели вместе незабываемый, прекрасный день. Несколько часов прошли незаметно; не успел я оглянуться, как наступила пора прощаться. Поцеловать его, сказать "До свидания", не зная, когда мы увидимся снова - да и увидимся ли вообще? Через сколько, может быть, лет я смогу ещё раз ощутить его тёплые ладони на плечах? Мне не хотелось прощаться, мне страшно было отпускать его руку. Но отпустить пришлось.
Расставшись с лучшим другом, испытываешь такое страшное, разъедающее изнутри чувство одиночества, что сил на слёзы и какие-то ещё слова уже попросту не остаётся. Я думаю о том, как мне повезло, какая честь мне оказана - называть такого человека другом. Я вспоминаю, как утыкался носом в его шею около плеча, как его пальцы ерошили короткие волосы на моём затылке. Как он щурил глаза, сняв очки. Вспоминаю, как мягко двигались его губы, когда он звал: "Криш, посмотри!" Пытаюсь в точности мысленно воспроизвести каждую минуту, проведённую рядом с ним. И убеждаюсь, что всё помню, что не потерял ни капли, ни крошки. Тогда становится легче. Как драгоценные камни, я буду перебирать эти воспоминания в ненастные, чёрные дни, и находить утешение и поддержку в далёкой улыбке друга.

@темы: Заметки на полях, Семья

00:59 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Сегодня был такой прекрасный день. Мы поехали в Житомир. Вообще у нас там есть внезапно образовавшиеся дела, но сегодня никаких дел разрешить не получилось и вместо этого мы отправились в парк. Там было волшебно. Солнечно, в меру жарко, воздух пропитан запахом нагревшейся сосновой смолы. Мы просто бродили по аллеям, наслаждаясь этим днём. Видели три белки, они подбегали к нам так близко, что можно было бы дотронуться до них. Мы очень жалели, что ничем не могли их угостить. Не знали, что в парке настолько ручные белки.
Потом поехали в торговый центр и набрали там чая и кофе с печеньками. Партнёр сперва увидел чай и захотел что-то необычное. Я нюхал баночки с кофе, и, стоило мне сказать, что "вот это круто пахнет", как партнёр тут же нагрёб целый пакет зёрен. Потом подумал - и нагрёб пакет арабики со словами "ты же любишь покрепче". Пока он выбирал себе чай, я увидел банку саусепа, который очень любит Наташа, так что взяли и его тоже. А потом мы зашли в книжный, я заметил стенд с открытками и набрал всякого для будущих блокнотов. Взял две винтажные с феями Баркер, очень славные. Две винтажные с цветами. Две - с рисунками моря и высказываниями на английском. И одну - в подарок партнёру. Ещё пытался уговорить его купить-таки солнцезащитные очки, я же знаю, что ему они нужны, но он не захотел отчего-то. Вместо этого потащил меня выбирать галстук. Нашли однотонный серый, просто идеальный. Потом мы просто шатались по центру, заглядывая то сюда, то туда.
В общем, этот день мы провели вместе, и я очень этому рад. Мне нравится быть с ним рядом, особенно бродить где-то. За один этот день я отдохнул и расслабился больше, чем за всю неделю в целом.

@темы: Заметки на полях, Семья

13:15 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Снилось, что брожу по чужому, незнакомому городу, изучаю тесные дворы-колодцы, вхожу в дом и поднимаюсь по крутой высокой лестнице, серой, исшарканной, с шаткими деревянными перилами. Останавливаюсь на пролёте уже под самой крышей почти, и тут меня нагоняют мама с Геной. Я смотрю на них и понимаю, что Гена теперь мой отчим, настоящий, что они с мамой поженились. И эта мысль делает меня таким счастливым, я обнимаю их, лепечу поздравления.
Проснулся с чувством разочарования. Они вряд ли поженятся, даже сейчас, когда мама не стесняется ни обнять его, ни поцеловать, когда он обедает у нас несколько раз в неделю и хозяйничает во дворе. Гена был с дедом до самого конца. И я был бы счастлив иметь такого отца, как он, потому он мне больше отец, чем биологический чёртов батя, не давший мне ничего, кроме прищура глаз. Он единственный, кто не делал мне зла и ничем, никогда не обижал.

@темы: Сновидения, Семья

02:23 

lock Доступ к записи ограничен

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
02:56 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Помянули дедушку. Уже сорок дней прошло. Сегодня (уже вчера) я впервые за всё это время побывал на его могиле. Он похоронен рядом с родителями – дедушкой Колей и бабушкой Валей. Крест очень аккуратный, и венок ему подписали от имени нас с партнёром. Год спустя поставим памятник.
Какие-то вандалы подожгли фотографию на памятнике дедушки Коли. От неё ничего не осталось, как и от его имени. Только голый кусок гранита. Во время обстрелов надгробия бабушки и дедушки упали, мама с Геной кое-как выправили их, подперев кирпичами и камнями. Кладбище чудовищно разрослось, забирает всё больше и больше земли, мёртвых хоронят уже даже на дорожках. Чёткой границы у него больше нет. Сорная трава с осевших, позабытых могил переплетается с травой из балки. Неопрятный погост незаметно для посторонних глаз перетекает в лог, куда ходить небезопасно. Я смотрю на бесчисленные могилы и почему-то думаю о гробах, всплывающих в Донецком море во время паводков, и спрашиваю себя: насколько глубоки эти могилы? Несчастные мертвецы лежат в тесноте, прижавшись друг к другу, и наступит время, когда хоронить станет негде. А есть ли ещё более старые кости? Лежащие ещё глубже. Этому кладбищу много лет.
Чтобы попасть сюда, нужно лишь пройти в конец нашего огорода. Кресты с могил видны из окон нашего дома. Мы живём рядом с мёртвыми. Их город бок о бок с нашим.
А там, около дедушки, есть места и для нас.

@темы: Семья

20:01 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Вчера были на даче. Я отвёз туда некоторые книги и старые учебники. Нужно будет однажды поехать туда прямо с утра и составить каталог книг нашей домашней библиотеки. Я сам не знаю, какие книги у нас есть. Надо их все пересмотреть и перебрать, подумать, что оставить, а от чего избавиться, протереть их от пыли. Многим требуется ремонт, но я не умею реставрировать книги. Мой максимум – подклеить корешок. Нужен мастер-переплётчик... Но это не срочно, не сейчас.
Я так и не сумел войти в комнату дедушки. И на кладбище тоже не сходил. Дядя Гена мельтешил в огороде, полол сорняки, а мне всё мерещилось, что это дед. Когда уезжали домой, я не мог смотреть на одинокую бабушкину фигурку, машущую нам на прощание рукой. Бабушка очень тоскует по деду. Они прожили вместе всю жизнь. Он сделал ей столько подлостей, но она всё равно любила его, и сейчас ей нестерпимо одиноко. Она выставила в гостиной его большой портрет. Их совместные фотографии смотрят со стен. Они, молодые, держат на руках маму и Наташу. Потом они, постаревшие, но улыбающиеся всё так же широко, обнимают меня и сестру Катю. Фотография, где у дедушки смешные глупые усы. Фотография, где у бабушки на голове венок из кленовых листьев. Я услышал случайно, как бабушка разговаривает с дедушкиным портретом. "Дедулечка... Володечка, зайчик мой".
Дедушкина кошка сбежала во время похорон, но вернулась через три дня. Сейчас у неё новорожденный котёнок, он уже открыл глазки и шипит на всех, кто подходит его погладить. Верит, что страшный.

@темы: Заметки на полях, Семья

02:54 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Сегодня физически было очень плохо. Невероятно плохо. Не знаю, связано ли это с лечением или нет, но я двигался по квартире едва ли не ползком, даже не мог ровно сесть, не могу согнуться, не мог разогнуться, не мог ни расслабить тело, ни напрячь – на любую попытку взаимодействия с ним оно отвечало колоссальной болью. Это как... Даже не знаю... Как если бы злая рука запустила пальцы мне в нутро и стиснула их, вонзая когти в органы и кишечник, сжимая, вороша, стягивая. Я принял столько болеутоляющих, то можно подумать, будто я решил покончить с собой. Но они не помогают. Поэтому я лежал в постели весь грёбаный день, кусал подушку и старался не реветь. Легче мне стало только около десяти вечера. Боль не ушла, она всё ещё здесь, но она стала слабее настолько, чтобы я мог её игнорировать.
И ладно бы херово было только физически, но нет. Вчера я рыдал по совсем другой причине.

У меня, наверное, кризис личности или вроде того. Мне скоро двадцать пять, и я очень много об этом размышляю. Двадцать пять – много это или мало? На меня очень давит мысль о том, что с точки зрения общества я – дырка от бублика, даже несмотря на то, что я чувствую отвращение, думая о погоне за каким-то социальными привилегиями или регалиями. Однажды я имел очень неприятную дискуссию по этому поводу. Это был какой-то случайный человек из сети, не важный и лично мне не интересный, но разговор очень запал мне в душу, потому что именно тогда и именно он высказал в крайней агрессивной форме мысль о том, что в двадцать пять человек уже "должен что-то иметь за душой". Кому должен и почему, чем является это самое "что-то" и что ужасноно случится, если этого загадочного "чего-то" не будет, мне так и не пояснили. Тем не менее, беседа запомнилась. И по какой-то причине я довольно часто прокручиваю её в голове.
Я становлюсь сложнее как личность, расту над собой, в последнее время этот рост особенно активен, и для меня это действительно много значит. Мои достижения – это моё духовное самосовершенствование. Меня обычно мало интересует вопрос чужого довольства. Главное, чтобы я сам был доволен собой. Но этого нет. И сейчас это ощущается наиболее остро. Я словно в тупике. Я чувствую, что больше не могу жить так, как жил до сих пор, мне необходимы перемены, изменения, но в то же время я настолько себе не доверяю и так в себя не верю, что попросту боюсь. Боюсь, что не сумею измениться. И боюсь, что менять уже поздно.
Я низкоквалифицированный специалист, ненавидящий свою специальность, в связи с чем я решил получать второе образование. Это займёт у меня около шести лет, если считать от этого года. Мне будет уже за тридцать, когда я закончу обучение. В тридцать лет я буду только в самом начале профессионального пути, и при мысли об этом я испытываю колоссальное напряжение, почти ужас. И всё это время мне также надо будет работать, но какую работу я могу найти? Быть судомойщиком? Официантом? Дворником? Сколько буду получать? Три тысячи? Пять? Но лучше так, чем быть учителем. Я не хочу работать в школе. Не хочу настолько, что лучше умереть. Тем не менее, моя семья давит на меня. Моя мать давит на меня. И я чувствую, как моя оборона ломается под этим давлением. Работая в школе, я был фрустрирован и глубоко несчастен. Я плакал, когда меня заставили выйти из отпуска на один день раньше. Я плакал, идя в школу, плакал на переменах, плакал в классах и туалетах, плакал, ложась спать. Как я могу передать свои чувства по этому поводу, если их не принимают в расчёт? Если никого вообще не интересует то, что я испытываю. И это тоже меня мучает. Больше всего в жизни я стремлюсь к тому, чтобы самые близкие люди, моя семья, приняли меня. Приняли мои проблемы и особенности, мои несовершенства. Я жажду поддержки, но никогда её не нахожу, постоянно разочаровываюсь, но всё ещё продолжаю искать и бороться. Меня поддерживают друзья, знакомые, даже полузнакомые люди из интернета, но близкие – лишь отрицают. Это проклятый круг, состоящий из грусти и фрустрации, и я не могу из него выйти, потому что не контролирую его.
Так или иначе,– сейчас у меня множество вопросов и сомнений, но нет ни единого ответа. Я в тупике, я не знаю, что делать. Я даже не вижу смысла делать что-либо. Мне кажется, что упущено слишком много времени, что весь мир меня обогнал. Я снова сижу на обочине жизни, в то время как мимо бегут и бегут бесчисленные чужие ноги, а я только глотаю пыль, слишком медленный и глупый, чтобы догнать их. Физическое нездоровье только всё усугубляет. Моё ненавистное тело, что принесло мне столько проблем, доставляет всё новые неприятности, и не может выполнить даже прямое своё предназначение – продолжение рода. Я не могу иметь детей, и смогу ли иметь их в будущем – сейчас неизвестно. И я... В общем, я не то чтобы в отчаянии, просто всё слишком запутанно и сложно. Вот так вот.

P. S. Наконец внятно сформулировал мысль. Какие-либо регалии и звания не волнуют меня и мне самому не нужны и не интересны. Однако я понимаю, что они важны для общества и в социуме играют большую роль. Поэтому меня беспокоит это. Я чувствую, что не соответствую неким ожиданиям.
Фух, аж полегчало. Хоть что-то прояснилось.

@темы: Заметки на полях, Люди вокруг меня, Семья

10:59 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Снился дедушка. Будто бы я приехал на дачу – а там он. Такой же, как обычно, разве что несколько более худой. С белыми волосами, подстриженным под ёжик, с чёрными кустистыми бровями, в своей любимой майке и спортивных штанах – такой же, как всегда. Я думал о том, что он меня всё таки дождался, всё таки он здесь. Мы о чём-то разговаривали, веселились и шутили, лежал он при этом не в своей комнате, а в зале на диване, обложенный подушками. Я пытался положить одну ему по спину, чтобы он мог сесть. Он, лёжа на спине, приподнял ноги и стал крутить ими в разные стороны и имитировать бег в воздухе. Я спросил, что он делает, а дедушка ответил: "Разминаюсь немножко. Я ж лежу, не встаю, и ноги уходят потихоньку". Потом он встал и пошёл в кухню. А я по коридору пошёл за ним, осознавая понемногу, что дедушка, вообще-то, мёртв. Только во сне я решил, что вовсе он не умер, что меня обманули, но в то же время я понимал, что это правда, но ведь дедушка был здесь, и он меня дождался, и я так же знал, что вижу его в последний раз и что он скоро умрёт... Все эти мысли и чувства навалились одновременно, я ничего не понимал, я пришёл к дедушке, он сидел на своём стуле. Слёзы наворачивались мне на глаза, я сел ему на колено, обхватил его за шею, обнимая изо всех сил, и расплакался. Он стал утешать меня, гладить по плечу, говорить что-то успокаивающее. Кажется, я сказал ему, что люблю его. По-моему, сказал. Он просил меня не плакать. Теперь, сказал он, ты остался один, и тебе не нужно плакать. Я обнимал его, и проснулся со слезами. Сразу же стал реветь.
Попросил ли я у него прощения? Извинился ли? Не помню. Но... Я так рад, что он приснился мне. Дядя Гена рассказал мне таких страшных вещей о его состоянии ближе к концу, что я был почти рад, что он меня не дождался. Я запомнил его здоровым и энергичным, и приснился он мне здоровым и энергичным. Настоящим. И теперь я чувствую себя так, будто попрощался с ним на самом деле. Мне нужно было это. Конечно, я надеюсь, что он будет сниться мне ещё, потому что.... Я невероятно скучаю. Мне безумно его не хватает. Но мне стало немного легче. Что-то, сжимавшее душу, отпустило. Как если бы я на самом деле попрощался с ним.

@темы: Семья, Сновидения

23:32 

Доступ к записи ограничен

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:48 

lock Доступ к записи ограничен

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:56 

lock Доступ к записи ограничен

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

Word for word

главная