• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Литература (список заголовков)
22:40 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Вспомните, что писатели, которых мы называем вечными или просто хорошими и которые пьянят нас, имеют один общий и весьма важный признак: они куда-то идут и Вас зовут туда же, и Вы чувствуете не умом, а всем своим существом, что у них есть какая-то цель, как у тени отца Гамлета, которая недаром приходила и тревожила воображение. У одних, смотря по калибру, цели ближайшие — крепостное право, освобождение родины, политика, красота или просто водка, как у Дениса Давыдова, у других цели отдаленные — бог, загробная жизнь, счастье человечества и т. п. Лучшие из них реальны и пишут жизнь такою, какая она есть, но оттого, что каждая строчка пропитана, как соком, сознанием цели, Вы, кроме жизни, какая есть, чувствуете еще ту жизнь, какая должна быть, и это пленяет Вас. А мы? Мы! Мы пишем жизнь такою, какая она есть, а дальше — ни тпрру ни ну… Дальше хоть плетями нас стегайте. У нас нет ни ближайших, ни отдаленных целей, и в нашей душе хоть шаром покати. Политики у нас нет, в революцию мы не верим, бога нет, привидений не боимся, а я лично даже смерти и слепоты не боюсь. Кто ничего не хочет, ни на что не надеется и ничего не боится, тот не может быть художником.

А.П. Чехов. Письма

@темы: Литература, Мастер слова

17:36 

lock Доступ к записи ограничен

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:59 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Читаю критико-биографический очерк Трескунова о Жорж Санд и радуюсь, что когда-то взял эту книгу из общественного книжного шкафа в местном парке. Думаю о том, что надо навестить книжный магазин – в позапрошлом году нашёл там отличную "книгу для учителя" Н. Шанского "В мире слов". Безумно интересный сборник очерков о происхождении, строении и употреблении русских слов и выражений, и достался мне буквально за бесценок, чуть ли не даром – кажется, всего рублей пятьдесят он стоил. И там же я купил "Записки охотника". Вообще-то дома у меня чуть ли не весь Тургенев есть, но его мало не бывает! Тургенев должен быть везде, всегда. Когда возвращались из Сочи, дядя партнёра, зная мою книжно-крысиную натуру, подарил мне своего любимого Чехова и научный сборник-ежегодник "Эврика" за восемьдесят второй год.
Да и вообще я как-то незаметно оброс книгами. Всё получилось нечаянно, словно они сами собой скопились вокруг меня.
Если кому-то интересно, то вот мои полки:
читать дальше

Я показал бы ещё мою полку с канцелярией, то там такой хаос, что мне стыдно. %) Приберусь и тогда покажу.

Вообще-то это не все книги. Есть ещё две самые верхние полки шкафа-секретера, который является моим "рабочим местом", ящики письменного стола моего партнёра... Хотя он в основном, как и я, читает электронки, у него имеется просто гигантская книга на украинском, посвящённая компьютерам. И вообще много всяких справочников. Кулинарные книги и книги рецептов моей тёти, несколько бульварных романов в мягких обложках, и так далее, я и перечислить не смогу всего, что у нас есть. Иногда задумываюсь о том, как мы будем тащить всё это домой... Становится страшно. %)

@темы: Литература, Книги, Заметки на полях, .jpg

14:43 

Волшебство: Лесной тролль

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Лес, бескрайний и дикий, оставил в нас свои след, мы стали частью этой природы. Мы любим лес таким, какой он есть, — сильным и мрачным.
Детьми смотрели мы вверх, на шумящие ветви сосен и елей. Глазами и душой следили за мощными стволами, взбирались по ним, цепляясь за их узловатые ветви-руки, туда, наверх, на самую верхушку, качающуюся от ветра, — в эту прекрасную синеву.
Садилось солнце. На поляны плотной пеленой опускались одиночество и покой. Казалось, земля не осмеливается перевести дыхание, а лес застыл в безмолвном ожидании. Только сердца наши бешено колотились. Мы хотели ещё — мы просили, мы умоляли, мы требовали сказок! Суровых, диких сказок для нас, бедных детей.
И лес дарил нам сказку.
Она бесшумно подкрадывалась, словно на мягких кошачьих лапах.
Всё, что до этого точно окаменело, теперь начинало двигаться.
Вдалеке подалась вперёд поросшая лесом гора. Удивление и страх будто бы витали над ней… Вот у неё появились глаза… она пошевелилась… и направилась прямо к нам! А мы замирали от восторга и ужаса, мы всей душой любили это чудо!
Это же лесной тролль! В его единственном глазу были для нас страх и ужас, золото и богатство — всё то, чего жаждала наша детская душа.
Мы хотели бояться — но мы хотели и противостоять этому страху! Такие маленькие, мы мечтали подразнить тролля, догнать его и украсть его золото. Но больше всего мы хотели заполучить его светящийся глаз. Подумать только! У такого ужасного тролля — такой чудесный глаз!
Он светился и переливался, как ясный день посреди тёмной ночи. То, чего ты раньше не замечал, о чём даже и не думал, отражалось в нём и становилось прекрасным. Лесной ручей струился с серебряным журчанием, сосна расцветала красноватыми шишками, даже неприметный мох на скале сверкал, будто россыпь драгоценных камней, и хотелось упасть и прижаться к нему, как к материнской груди.
— Мы любим тебя, глухой, тёмный лес, таким, какой ты есть, — сильным и мрачным. Ты наша любимая книжка с картинками: вот белка грызёт шишку, синица выглядывает из сосновых веток, медведь ревёт в рощице. И лесной тролль идёт, тяжело ступая и держа голову высоко над верхушками деревьев: «Бу, бу!»

Перевод: Е. Рачинская

@темы: Литература

Word for word

главная