• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: бро (список заголовков)
04:28 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Долгополова кинула мне Вконтакте композицию Enya – Carribean Blue. И что я делаю? Я слушаю её на повторе уже больше двух часов.
Эта женщина – ведьма.


Download Enya Carribean Blue for free from pleer.com

@темы: Бро, Трали-вали крыша, где ты будешь завтра

21:15 

lock Доступ к записи ограничен

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:29 

Mob Psycho 100

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Долгополова уговорила меня смотреть аниме "Mob Psycho 100" по Вановской одноимённой манге. Так как Ванпачмена, другую мангу Вана, я очень люблю (особенно оригинал, а не версию Мураты), я пытался читать Моба, но он не пошёл. На днях Дина сказала, что пересматривает Моба, сказала, что экранизация достойная, и посоветовала его посмотреть. Первая серия мне вообще не понравилась, о чём я немедленно Долгополовой сообщил: не люблю, когда одни герои обманывают других вот так, как Рейген обманывает Шиге-куна. Долгополову это взбесило, но она всё равно попросила меня смотреть дальше, а сама уехала. И это очень плохо, потому что... С кем мне теперь делиться восторгом?! Конечно, я настрочил ей СМС, но мне ещё надо обмазываться артами, искать OSTы (уже нашёл их, ха-ха), пересматривать аниме (в третий раз), и делиться своими эмоциями по поводу всего этого беспредела.
читать дальше

@темы: Аниме/манга, Mobu saiko hyaku, Бро

12:44 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Дина едет домой в Курган, потому что её бабушке нездоровится. Говорит, что не волнуется по этому поводу, но мне кажется, что она бодрится и на самом деле здорово переживает. Или же я просто переношу на неё то, что ощущаю сам? Не знаю. У Дины трудности с осознанием и выражением эмоций. Мне часто приходится угадывать её чувства, что сделать по интернету попросту невозможно. Поэтому я лишь делаю предположения и допущения, основанные на моём собственном опыте общения с ней. А попадаю ли в точку – кто знает. Больше всего мне хотелось бы научиться находить с ней общий язык, так, чтобы не ссориться; ссоры с ней меня мучают, хоть мы и миримся всегда в итоге.

Мой дед совсем плохой. Не встаёт, даже садиться не хочет, не то что во двор выходить. Мама его усаживает, потому что нельзя ему всё время лежать, у него уже пролежень за ухом, а он её матом кроет. Ну, в общем, я помню, как он тут себя вёл. Бабушку изводит. И хорошо, что есть дядя Гена. Он так помогает маме... Помню, когда мне было лет пятнадцать или чуть больше, я очень хотел, чтобы они с мамой поженились. Но мама отказалась выходить замуж снова, и дядя Гена женился на другой женщине, усыновив её мальчика. Я ему страшно завидовал, выплакивал глаза ночами. А теперь дядя снова один, ухаживает за моей такой же одинокой матерью, помогает ей по хозяйству. Я так рад, что он есть.

@темы: Семья, Бро

14:48 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
– Мне не понравились Фантастические твари, – говорит Долгополова.
После чего рисует Криденса, обсуждает со мной финал фильма и сочиняет самый интересный и оригинальный плотбанни для фанфика из всех, что я видел до сих пор по "Тварям". %)

@темы: Accio!, Бро, Трали-вали крыша, где ты будешь завтра

04:36 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Переписывался с Диной, ошеломлённый и подавленный тем чудовищным количеством информации, что мне придётся вызубрить в этом году, с марта по март. Я взял три предмета: биологию, русский язык и специальную педагогику – дополнительный предмет, по которому вуз устраивает экзамен самостоятельно. Всё это – десятки книг, масса разномастных учебников, километры конспектов, и сейчас предстоящее видится мне тёмной, непролазной чащей. И только где-то далеко-далеко на горизонте, почти полностью скрытый узловатыми древесными стволами и кривыми ветками, брезжит слабый свет. Это – новое будущее, в котором есть надежда.
Мог ли я в свои семнадцать знать, к чему приду? Конечно, нет. Свой путь я нашёл только потому, что блуждал. Блуждал впотьмах, напуганный, думая, что вот-вот под ногами развернётся пропасть, а развернулась вдруг ясная, широкая дорога. Но я выстрадал её.
Конечно, жаль, что я не выбрал этот путь раньше. Потрачено впустую столько денег, времени, сил... Это невосполнимые потери. Частично я продолжаю винить себя за них, но постепенно перестану. В любом деле не обойтись без потерь. Да и вообще, как считает Дина (и теперь я с ней согласен), я достаточно рано определился. Люди порой приходят к нужному решению в середине жизни, кто-то и позже, а мне ещё нет двадцати пяти. Я молодой, у меня много времени в запасе. Главное, что я вижу свет впереди. Путь до него будет долгим и непростым... Но я смогу.

@темы: Заметки на полях, Бро

16:57 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
У Дины дома помимо крупной и доброй собаки живёт рыжий котик с жёлтыми хищными глазами и большим носом. Котик большой и тяжёлый, длиной с мою голень.

Его зовут Старик, и меня это имя огорчает, потому что, хоть полоски на его морде и напоминают морщины, на старика он совершенно не похож. Он любит поиграть, позадирать пса, чтобы тот опрокинул его на спину и валял по полу; любит побегать, подурить. Он два раза вспрыгивал мне на спину, взбирался на плечо и сидел там, как попугай. Я часто сижу по-турецки, и он ложился мне на ногу и спал так. Редко, но мурлыкал хриплым голосом. Ещё он любит кусаться, как моя кошка, поэтому его нельзя гладить помногу. Ночами он приходил ко мне спать. Когда я вернулся домой, моя кошка показалась по-сравнению с ним поразительно крошечной.

Хороший котик. Я его очень полюбил.

@темы: Бро, .jpg, Заметки на полях

00:37 

Санкт-Петербург

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Сегодня вернулся домой. Соскучился по домашним, да и вообще по нашему жилищу, но из Петербурга уезжать не хотелось. Он встретил меня солнцем, этот город. Как будто хотел показать себя во всей красе. Улыбка украшает человека, а солнечный свет – это улыбка города. И я влюбился в эту улыбку. Когда мы с Диной шли мимо театра, я увидел мельком небольшое граффити как раз на уровне моих глаз. Там было написано: "Ты дома". И, прочитав это послание, я прошёл мимо, как заворожённый, и только много времени спустя пожалел, что не додумался сделать фото хотя бы для того, чтобы потом напоминать себе, что это было на самом деле, а не привиделось мне.
Дина очень быстро ходит. Я привык идти неторопливо, прогулочным шагом, рассматривать небо, деревья и дома даже там, где живу и где всё мне знакомо. В Петербурге же всё так интересно и ново, каждая деталь привлекает к себе внимание, так что мне приходилось подлаживать свои шаги под Динин быстрый шаг и вертеть при этом головой во все стороны сразу, как сова. Первый день мы почти что весь провели на ногах. Утром пошли в дацан Гунзэчойнэй, который находится совсем недалеко от того места, где живёт Дина, осмотрели его, потом сели на автобус и поехали к центру. Зашли в Дом книги в здании Зингера, осмотрели его, погуляли по магазину, там я купил себе наконец-то "Золотую розу" Паустовского. Так долго искал её, и вот наконец нашёл, очень радуюсь этому. Гуляли долго. Только во второй половине дня около сорока минут просидели в кофейне, напились эспрессо. После этого я сделал почти классическую фотографию Спаса-на-Крови со стороны канала Грибоедова и остался этим крайне доволен.
читать дальше
Потом мы пошли вдоль канала.
Когда мы были у Казанского собора, начали звонить колокола. Луна, бледная, почти совсем полная, смотрела на нас с розового неба, зависнув между колонн. Глобус на куполе Зингера горел в свете вечерней зари и казался странным пришельцем, появившимся там невесть как и невесть откуда. Площадь была пуста, и только колокольный звон нёсся над ней. Мы стояли там до самого конца, пока он не смолк. Я смотрел на людей, идущих по улице, видел их обыденные лица, смотрел на снующие по дороге авто и не мог понять, как можно слышать этот звон и продолжать идти, как ни в чём не бывало. Конечно, если бы я слышал его много раз, то, наверное, тоже перестал бы обращать на него внимание, как иногда не обращаю внимания на птиц.
К вечеру я очень устал. Усталость и боль вообще сопровождали меня все эти дни – болели ноги, болела спина, болело вообще всё – так что итоге я к ним привык. Но когда на второй день Дину срочно вызвали на работу и она ушла, я всё же обрадовался про себя, что могу отдохнуть... Поэтому почти весь этот день потратил на уборку ванной и туалета. Умудрился сжечь костяшки пальцев чистящим средством, а потом до мяса содрать с них кожу. И устать ещё больше. Зато прибрался.
Мы гуляли по городу почти всё время. "Аврора", дом Петра, соборы, памятники, львы и сфинксы, и Кунсткамера, и вид на город с реки. Тяжело отделить одно от другого, каждый день был невероятно насыщенным, и мои впечатления – это сплошной спутанный комок тихого восторга и гортанных восклицаний. Помню, какие эмоции переполняли меня, когда мы шли по Дворцовой площади. Я хотел что-то сказать Дине, как-то выразить свои чувства, но не мог подобрать ни одного подходящего эпитета или сравнения, ни одной метафоры. Ни единого слова так и не смог внятно сказать. Дина посмеивалась надо мной и говорила, что да, она понимает.
Почти всегда мне хотелось плакать от этого несказанного величия. Это слишком прекрасно и грандиозно, чтобы быть правдой. Да, когда мы сидели с кофейне, я сказал Дине, что всё ещё не осознаю, что нахожусь в Петербурге – я, на самом деле я. Она шутливо ответила, что просто надо повторить это несколько раз. И тогда я так и сделал про себя. И неожиданно осознание этого накрыло с головой. Я почувствовал такое счастье, что оно едва не раскатало меня в комок прямо там, за столиком. Как в песне Florence+The Machine, знаете, где счастье настигает, как пуля в голову, как несущийся поезд. Вот и меня оно настигло – оглушительно и внезапно, с шумом и треском... Которые были слышны только мне.
В предпоследний день моего пребывания в городе мы с Диной отправились к Красному треугольнику. Он расположен на Обводном канале, и это просто чёрт знает где, там сплошь серая вода в канале, чаячьи крики и какие-то дымные трубы на горизонте, за домами. Треугольник – бывшая фабрика резиновых изделий. Галоши, шины, вот это вот всё. Сейчас он, мёртвый, разлагается в сырой мгле. На его останках, словно муравьи на трупе, копошатся люди – ходят вот такие, как мы, любители странной и больной эстетики заброшенных мест, репетируют местные музыкальные группы, небольшие фирмы продолжают работать кое где на территории, выпускают кто кованные изделия, кто шины и сапоги.
читать дальше
Я отчётливо вижу Треугольник в образе человека, и очень хотел бы, чтобы Дина нарисовала то, как она его видит.
Во второй половине дня встречался с Алькой, это подруга, с которой мы общаемся уже достаточно давно. Когда я написал ей, что нахожусь в Питере, она тут же предложила погулять вместе. С ней легко и приятно разговаривать. Мы обсудили, кажется, сто и одну тему – начиная с Петербурга и заканчивая фанфиками по "Фантастическим тварям".
Она сказала, что не любит вид на город с Невы, что ей не нравится геометричность его линий. А я, напротив, чувствую успокоение, глядя на правильные, чёткие, как по линейке нарисованные контуры зданий. Но так же мне нравится и его хаотичность. Дореволюционные чванливые постройки соседствуют со зданиями советской эпохи, вычурными, вызывающими. И каким-то поразительным образом они умудряются не противоречить друг другу, не вступать в спор. Это мирное и радостное соседство.
Петербург напрасно называют серым городом. С самой первой минуты я увидел его золотисто-бежевым с белой окантовкой, похожей на праздничную ленту в светлых волосах. Он сверкает и переливается сотнями граней, я понимаю, что не видел и капли его богатств. У него ещё много удивительных сюрпризов припрятано для меня, я знаю. Только надо вернуться за ними. Я вернусь.

@темы: Люди вокруг меня, Заметки на полях, Бро, .jpg

18:26 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Еду в Петербург. Через два часа поезд, а мне всё ещё не верится, что это на самом деле происходит, происходит со мной.
Не только мне.

Это, вообще, моя мечта. И завтра она исполнится. Это сон, наверное.

@темы: Бро, Заметки на полях, Люди вокруг меня

23:52 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Сегодня у нас с Диной годовщина... Мы с ней познакомились двадцать третьего января 2013-го года. Я помню точно, потому что сделал запись об этом знакомстве в дневник. Дина попросила разрешения сделать пару иллюстраций к выдержкам из "Чужих правил", а потом и предложила стать сценаристом для её комикса. Так оно и пошло с тех пор – я пишу, она рисует. Она до сих пор остаётся моим любимым человеком и ближайшим другом, который видел меня всяким – смеющимся, плачущим, орущим от злости, обнажённым, пьяным, напуганным, тихим и задумчивым, признающимся в постыдных секретах... Абсолютно любым.
Мы с ней прошли через многое. Ссоры, недопонимания, выяснение отношений, обиды. Мы прошли через кризис в минувшем году, в результате которого расстались... Почти расстались. Не вырвать так легко из жизни человека, ставшего дорогим до одури. Сейчас наши отношения не те, какими были в самом начале. Думаю, это нормально и естественно, потому что пересмотр границ – это то, что случается с каждой парой, и тут не имеет значения, традиционная это цисгендерная пара или нет. Рядом с Диной мне интересно, мне хочется быть с ней и разделять её интересы, зная, что и она заинтересована во мне. Дина, так или иначе, помогает мне быть лучшим человеком. И я ценю сам факт того, что наши отношения всё ещё длятся.


@темы: Бро, .mp3, Люди вокруг меня

02:42 

Год 2016. Итоги

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Не люблю подводить какие бы то ни было итоги, потому что жизнь мою разделить на чёткие отрезки сложно, и эти отрезки совершенно не обязательно вмещаются в рамки календарного года или двенадцати месяцев ото дня до дня рождения. Но в этот раз я просто обязан подсчитать всех совят, должен зафиксировать то, что получил за минувшее время. Это был год Обезьяны, мой год, и так вышло, что именно он расставил многие вещи в моей жизни по своим местам.

Читать дальше

@музыка: Moss – Winter In Finland

@темы: Люди вокруг меня, Заметки на полях, Бро

16:37 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Возможно ли это - так сильно любить другого человека, постоянно думать о нём, невероятно скучать и нуждаться в том, чтобы он был, просто был, и при этом не выносить ни секунды того, как он с тобой обращается? Когда каждое его слово - это удар. Часто случайный, но, чёрт возьми, чувствительный. И ты знаешь: это будет продолжаться, он не изменится, ни ради тебя, ни ради себя, ни ради неба и Аллаха. Ты так и будешь для него дерьмом, ничтожеством, пустым местом, тебя будут презирать, над тобой будут смеяться - и любить при этом искренне до слёз. Когда на тебя высыпают весь свой мусор только потому, что знают: ты стерпишь, не уйдёшь, ты любишь, ты понимаешь. Тебе доверяют... Поэтому и не стараются быть вежливым или тактичным. В этих отношениях я чувствую себя как на ринге.
Я люблю её просто за то, что она существует. Мне вообще ничего от неё не нужно. Я просто хочу, чтобы больше не было больно. Я устал постоянно плясать на пороховой бочке, общаться с опаской, не зная, что получу в ответ - удар или ласку. Это неправильно. Это нездорово.
"Я так люблю тебя, будь же добра ко мне хотя бы немного!" Иногда я почти ненавижу её. А потом вспоминаю, как мы стукались с ней зубами, бросившись целовать друг друга на диване той крошечной и уродливой съёмной квартирки, и чувствую, что ещё немного - и я начну выть, как бешеная собака. Приехав, первым делом она не поцеловала, не обняла, а укусила меня. Она сводит меня с ума. Иногда мне кажется, что это она сошла с ума.
Это будет длиться вечно, это никогда не закончится.

@музыка: No Bird Sing – Apogee

@темы: Бро, Люди вокруг меня

13:16 

Но кто выведет тебя из лесу, если лес — это ты сам?
Скорей бы дописать "Чужие правила". Скорей бы дописать до самого, самого конца.
"Ты повесишься после того, как допишешь, стопудово!" - сказала Долгополова как-то раз. Посмеялись над этим вместе.
Как только возобновил работу над текстом, тут же их тени встали перед глазами и напоминают: "Нас нет с тобой". Но, может быть, когда работа будет доделана, когда история будет рассказана и нечего станет писать о нём, - о них всех, не о чем будет говорить... Может, хоть тогда я успокоюсь. Я хочу этого и одновременно очень боюсь, потому что... Для чего я тогда стану жить?

Я очень часто думаю о том, кто я, думаю о своих предрасположенностях, об интересах. Наверное, я деградирую, но чувствую себя очень пустым, будто мне ничто не интересно и ничего не хочется. Я помню время, когда занимался музыкой, я горел этим. Спрашивал семью, так ли это, боясь, что могу неосознанно подменять воспоминания, выдавать желаемое за действительное. Но родители говорят, что я всегда очень любил музыку, любил школу, обожал фортепиано и занятия. Даже сейчас сесть и сыграть гаммы с арпеджио доставляет море удовольствия. Может быть, напрасно я бросил музыку, зря ушёл из Консерватории? Может быть, именно это - моё?
Но смысла думать об этом нет. Музыка исчезла из моей жизни уже очень давно, и никогда не появится. Я получил образование по специальности, которая меня не интересует, в которой мне не хочется расти и совершенствоваться, от которой хочется сбежать за горы и моря. Есть рабочая ниша, которую я занял, которая позволяет заработать на хлеб и кормить семью. Есть хобби - рисование. Есть то, что я считаю своим делом - писательство. Но при этом я не могу сказать, что люблю рисовать, люблю писать.
Зачем я пошёл на художественные курсы, от которых меня плющит и таращит, на которые я силой заставляю себя ходить, на которых сижу и хочу плакать навзрыд от чувства стыда, беспомощности и непонимания того, как и что делать? Я пошёл на них, потому что я хочу научиться рисовать. С писательством - абсолютно то же самое. Я кричу от злобы и рву страницы блокнота, просиживаю часы перед пустым экраном, который я должен заполнить словами, и чувствую только глухую тоску, ступор и злость - злость на слова, которые не приходят, на самого себя, непродуктивного, бесталанного, бесплодного. Мне больно всё это и невероятно тяжело. Мне не нравится писать. Но отчего я чувствую, что именно это - моё? Почему во мне живёт эта мысль о том, что я - писатель, почему я чувствую себя вправе так считать? Ведь художником я себя не ощущаю, музыкантом - тоже. Даже в мыслях я считаю себя сначала писателем, а потом уже учителем, репетитором, семьянином, гувернёром, и так далее. Почему именно так? Сколько бы ни обдумывал, объяснить не могу.

Недавно я столкнулся с очень жёстким мнением о том, что если меня не разрывает от желания писать, если я не чувствую этой потребности выплескивать слова, рассказывать, захлёбываясь, истории на бумаге, то я не могу называться писателем, а только графоманом. Что если я могу не писать, то писать я и не должен. А я могу не писать месяцами, не чувствуя при этом зуд в кончиках пальцев, и чувствуя только вину, что не занимаюсь делом. И мне кажется, что это самоедское чувство вины - не то, что имелось в виду. Если я ставлю себе ежедневную норму слов или знаков и заставляю себя её придерживаться, если силой воли удерживаю себя за рабочим столом, если придумываю сто и один способ для борьбы с отсутствием связной идеи или писательского вдохновения, если бывает так, что мне не о чем писать, что я не знаю, о чём писать, - я не писатель и не имею морального права им зваться. Ведь я не коммерческий литератор, который должен выдавать рукописи в срок в строго оговоренных объёмах, и у меня нет неоспоримого и признаваемого современниками таланта. И если меня не рвёт на куски от необходимости писать, то это не моё призвание, и мне лучше заняться чем-нибудь другим.

И я думаю об этом, и думаю, и думаю, и думаю.

@темы: Write me. Write, Бро

Word for word

главная